Бетховен: Человек на стыке времён

Бетховен: Человек на стыке времён

Первая половина XIX века была временем серьёзных общественно-политических потрясений. Революции, наполеоновские войны, падение могущественных империй и возникновений новых государств – всё свидетельствовало об очередном «конце» старого мира и рождении чего-то нового. Эти процессы, конечно, нашли своё отображение в искусстве. Наблюдая за гигантскими изменениями в жизни вокруг себя, многие творчески мыслящие люди задавались вопросом о цели истории вообще и о месте человека в её течении. Что такое человек? Что он чувствует? Как соотносится жизнь, развивающаяся вне нас, с тем, что происходит у нас внутри? Разумеется, искусство всегда было «о людях», но стремление показать «подлинную» жизнь человека, обнажить его душу, разобраться в себе самом – породило новое течение во всех направлениях творчества, которое является одним из центральных до сих пор, и которое получило название – романтизм.

Хотя романтизм и оперировал революционными идеями и средствами выражения, он, разумеется, не возник на пустом месте. Несколько упрощённым было бы совершенно чётко отделять его от предшествующего ему хронологически классицизма, – во многих произведениях поздних классиков явно прослеживается предчувствие новой образности, а романтики успешно реализовали опыт предыдущих школ. Но, всё же, общее правило творческого «противостояния» двух школ сформулировать с некоторой долей условности можно. Если для классицизма превалирующей была форма произведения, отклонения от законов построения которой было явлением достаточно редким (форма становилась объектом исканий эстетического совершенства), то для романтиков главным стал «герой», личность, её внутренний мир, в угоду раскрытия которого рамки, установленные предшественниками, попирались иногда подчёркнуто нарочито.
Мы можем вспомнить немало примеров выдающихся личностей, творчество которых было ярким воплощением того или иного стиля, но особый интерес представляют имена, наследие которых вобрало в себя черты, характерные для обоих направлений.
Фигура величайшего немецкого композитора Людвига ван Бетховена (1770 – 1827) всегда стояла особняком в истории мировой музыкальной культуры. С одной стороны, его творчество явилось выражением высочайших достижений венской классической школы, а с другой, достаточное количество его произведений несут в себе мотивы, близкие романтическому мироощущению, во многом его предвосхищая.
Бетховен – чрезвычайно популярный композитор и в наши дни. Его произведения часто исполняют, а его симфонии (их 9) оказали решающее влияние на становление современного симфонизма. Символичен и тот факт, что часть его Девятой симфонии (называемая «Одой к радости») стала гимном объединённой Европы. Его Третья, Пятая и Седьмая симфонии – так же, как и Девятая – принадлежат к числу наиболее известных шедевров музыкальной литературы мира.
В то же время одной из них – Шестой, известной как Пасторальная (1808 г.) – уделяют незаслуженно мало внимания. Однако, именно она, как никакая другая, повлияла на развитие романтической симфонической школы. Ей восхищались Ф. Лист и Г. Берлиоз, находя в ней вдохновение для собственного творчества. Причина в новой образности и нестандартном раскрытии симфонического цикла. Хотя идиллическая тематика симфонии не нова (сельская жизнь, природа, народное гуляние), свободная трактовка формы (пять частей вместо четырёх обычных), использование нехарактерных для симфонического оркестра того времени инструментов (флейты-пикколо и тромбонов), чётко обозначенная программа каждой части, отсутствие привычных для классицизма противопоставлений главной и побочной партии и многое другое сделали её «произведением будущего». Очень реалистическое и глубоко новаторское изображение журчанья ручья, пения птиц, шороха листьев тем более удивительно, что написано уже практически глухим композитором. Видно, нужно быть гением, чтобы воспринимать мир не только физическими органами.



Рекомендую к прочтению:

Комментарии (2) на “Бетховен: Человек на стыке времён”

  • Сандлер:

    Спасибо за статью! Ещё раз прочла и вспомнила об этой музыкальной глыбе. В своё время играла его «Патетическую», с ней связано много воспоминаний. Вообще, если говорить о музыкальном образовании, считаю, что музшколы служат в этом плане плохую службу: ребёнок уже в третьем-четвёртом классе получает несложные с точки зрения техники произведения серьёзных авторов, в том числе и Бетховена. Ну что может понять десятилетний пианист, исполняя сонату № 14, более известную как Лунную? Я сама была подобным учеником: играла «К Элизе» (растиражированное, к слову и к сожалению, многочисленными работниками колл-центров), но понимала ли я, что играла? Другими словами, считаю, что педагоги музыкальных школ должны почаще перечитывать биографии великих композиторов и более вдумчиво относиться к тому, какую музыкальную программу они выбирают своим ученикам.

  • Лиля:

    Соглашусь с первым автором- для детей, исполняющих подобные произведения, Бетховен сложноват. До конца понять и правильно оценить его музыку можно только в достаточно зрелом возрасте.

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Купим Вашу Музыку

камертон для настройки гитарыкамертон для настройки гитары
Музыкальные новости